Элитное сообщество жителей города Реутов

Меню

О Василии Самсонове – первом генерале из Реутова. Часть вторая

О Василии Самсонове – первом генерале из Реутова. Часть вторая Вторник, 12 марта 2019 в 14:30

Продолжаем рассказ о первом генерале из Реутова – Василии Акимовиче Самсонове. Напомним, сведения для публикации почерпнуты из исследования старшеклассницы школы № 6 Елизаветы Давыдкиной и её педагога Натальи Малыновой, выполненного к всероссийскому конкурсу «Отечество». Им удалось найти родных военачальника и подробно изучить его боевой путь.

В годы Великой Отечественной войны Самсонов был трижды награждён орденом Боевого Красного Знамени, а также многочисленными медалями, орденами Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого.

Первый орден Боевого Красного Знамени Самсонов заслужил в ноябре 1942 года в боях за легендарную Зайцеву гору. Сломив ожесточённое сопротивление врага, возглавляемая им 58-я стрелковая дивизия в составе 49-й армии перешла в наступление вдоль Варшавского шоссе. Второй орден Боевого Красного Знамени найдёт тогда ещё полковника Самсонова 7 ноября 1943 года – за сражения по освобождению Ельни и Смоленска. В наградном листе указано: «…В боях за укреплённые районы Заборье удачным манёвром двух полков дивизии линия обороны противника была прорвана, причём было уничтожено до роты немцев и захвачены трофеи. Товарищ Самсонов умело и мужественно осуществлял руководство боем, благодаря чему поставленная задача была выполнена. Достоин награждения орденом Красного Знамени».

Вручение 4–ого ордена Боевого Красного Знамени в Кремле, 1950 год. Фото из семейного архива

В июле 1944 года 58-я стрелковая дивизия участвовала в наступательной операции по освобождению Западной Украины. За успех в Корсунь-Шевченковском сражении, которое позже назовут «Сталинградом на Днепре», полковник Самсонов был представлен к ордену Кутузова II степени. А свой третий орден Боевого Красного Знамени он получил вместе с присвоением звания генерал-майора приказом от 8 ноября 1944 года. Этим командование отметило двадцатипятилетие службы комдива в армии и успешное выполнение им многочисленных боевых задач.

В январе 1945 года части, которыми командовал генерал Самсонов, вошли в состав 3-й гвардейской армии. За отличие в боях при форсировании реки Одер 58-й дивизии было присвоено наименование «Одерская». Буквально за несколько недель до капитуляции фашистской Германии 58-я стрелковая Одерская дивизия, форсировав реку Нейсе, овладела городом Тойпиц. В одном из боёв Василий Акимович получил тяжёлое ранение. До Берлина оставалось всего пятьдесят семь километров. Вся дивизия, с которой он прошёл три суровых года войны, прощалась со своим командиром со слезами на глазах.

О том, что пришла долгожданная Победа, гвардии генерал-майор Самсонов узнал, находясь на лечении в госпитале, это было в Котбусе – небольшом городе на востоке Германии. Поправившись, вернулся в войска и продолжал службу в Венгрии, Молдавии и Чехословакии. Свой четвёртый орден Боевого Красного Знамени Василий Акимович получил в 1950 году, тридцать лет отслужив в армии. В отставку он вышел 1 февраля 1957 года.

Спустя несколько лет, 8 июля 1963 года, его не станет. Тем не менее, он успел принять участие в воспитании внучек. Девочки любили и уважали Василия Акимовича. Внучка генерала, Наталья Гурзо, рассказала поисковикам из Реутова, что дедушку Василия Акимовича и его супругу Елену Петровну вспоминает с глубочайшим чувством благодарности. Они оба были удивительными людьми и очень яркими личностями, их судьбы всегда были примером для детей и внуков.

Василий со своей женой Еленой, 20-е годы. Фото из семейного архива внучки генерала Самсонова Е.В. Папусевой

По рассказам бабушки внучка знает, что на фронте самым сложным для Василия Акимовича был 1942-й, его первый год на передовой. Командование приказывало любой ценой продвигаться вперёд, нередко совсем зелёных, толком не обученных военному делу солдат целыми дивизиями бросали в пекло, на прорыв превосходящих сил противника. Полковник Самсонов, когда понимал, что из-за чьих-то ошибок его бойцы могут отправиться на нелепую смерть, за словом в карман не лез и прямо высказывал своё мнение, невзирая на лица. Собственно, за это его однажды и отстранили от руководства вверенной ему дивизией. Эта же прямолинейность стоила ему потом быстрого продвижения по службе.

Одним словом, комдив защищал своих солдат, как родных сыновей. Но при этом жалел их, что называется, в разумных пределах, иногда занимал жёсткую позицию, и это было оправданно. Как-то после долгого марш-броска генерал запретил смертельно уставшим бойцам отдыхать, отдав приказ рыть окопы. На следующее утро его подчинённые под натиском врага смогли успешно держать оборону, а вот солдаты соседнего, отдыхавшего накануне соединения, где командир был не столь дальновидным, погибли.

Вообще, будучи на фронте, Василий Акимович часто предвидел ход военных действий, чем заслужил уважение сослуживцев – других боевых военачальников. Во многом дар точно предупреждать события позволил ему самому практически до Рейхстага дойти без серьёзных ранений и сохранил жизни многим его подчинённым. Лишь на подступах к Берлину врагу удалось сразить генерала, от тяжёлого ранения на спине остался огромный шрам, который видели потом его внучки. Бабушка рассказывала, что на фронте их дед не раз мог погибнуть, но всё же остался в живых. Елена Петровна была уверена, что его оберегали её любовь и икона Спасителя, которую она вручила ему в самом начале войны.

А ещё Наталья Гурзо рассказала в телефонном разговоре Наталье Малыновой, что Василий Акимович и его жена всегда верили в справедливость и в большое будущее любимой страны. Ради этого будущего они были готовы почти на всё и совершенно спокойно относились к присутствию или отсутствию у них каких-то благ или почестей. В Москву, поближе к дочерям, Самсоновы перебрались только после того, как генерал ушёл в отставку. Пенсионную жизнь в столице боевой комдив с супругой начинали в обычной коммунальной квартире, ни о чем не просив. А когда у Самсоновых всё же появилась ведомственная дача, Василий Акимович на сетования соседей о том, что земли с дачными домами придётся вернуть государству для строительства детского санатория, отвечал просто: «Если партия прикажет вернуть, если для народа так нужно, я без раздумий отдам!».

В.А. Самсонов с внучкой Натальей Гурзо, 1950 г. Фото из семейного архива

Другая внучка генерала, Елена Папусева, когда исследователи из реутовской школы обратились к ней с просьбой поделиться воспоминаниями о Василии Акимовиче, разволновалась:

– Я ведь часто думала, особенно в последние годы, что судьба моего дедушки будет совсем забыта, что только мы, близкие родственники, будем о нём помнить, – призналась она. – Звонку из Реутова и удивилась, и обрадовалась, потому что, оказывается, есть ещё энтузиасты, которые продолжают искать и восстанавливать забытые страницы военных биографий героев Великой Отечественной. Для меня ранний уход дедушки из жизни стал настоящей трагедией. Его любовь к бабушке и детям, к нам, внукам, была очень искренней и безыскусной, без всякого сюсюканья и притворства. Очень хорошо помню, когда кто-то из нас капризничал за обедом и отказывался есть, дедушка не церемонился и говорил бабушке: «Елена Петровна, сегодня этот боец не получает обеда, поскольку, наверное, не голоден. Убирайте, пожалуйста, его посуду со стола!». Бабушка нам потом объясняла, что дед любит нас так же, как любил своих родных солдат в армии. Кстати, для него примером всегда был Александр Васильевич Суворов, который своих солдат так и называл – «сынки».

Елена Папусева рассказала, что после смерти Василия Акимовича его супруга Елена Петровна много раз общалась с однополчанами комдива, которые создали объединение ветеранов 58-й стрелковой дивизии и открыли в столичной школе музей, посвящённый её боевому пути. В своё время Елена Самсонова передала в этот музей некоторые личные вещи мужа.

– Я даже припоминаю, что мы с мамой ездили в школу на окраине Москвы, но номера школы, увы, не помню. Обидно, если этот музей закрылся и вещи дедушки не сохранились, – заметила внучка Самсонова и добавила, что известие о том, что школьница из Реутова Лиза Давыдкина в этом январе самостоятельно ездила на Донское кладбище на могилу её деда, чтобы поклониться памяти воина-земляка, её порадовало. По совпадению это случилось ровно в тот день, когда Василию Акимовичу исполнилось бы 120 лет со дня рождения – большая круглая дата!

А позже внучка генерала и сама приехала в реутовскую школу № 6, захватив с собой фотографии и награды своего дедушки. Момент, когда старшеклассники и педагоги смогли прикоснуться к бесценным реликвиям, они будут вспоминать ещё долго. Сейчас ребята вместе с учителями готовят предложение с просьбой увековечить память о Василии Акимовиче Самсонове в родном для него Реутове, где боевой комдив вырос и встретил верную спутницу всей своей жизни.

1.jpg 2.jpg 3.jpg