Сайт города Реутов

Меню

Десять лет колонии получил реутовчанин за распространение наркотиков

Десять лет колонии получил реутовчанин за распространение наркотиков Понедельник, 13 января 2020 в 14:45

Олег Киряев уже был наркоманом со стажем, когда ему совершенно неожиданно предложили весьма денежную работу. «Ты прикинь, семь тыщ в день будешь получать! Как с куста! А делать-то особенно ничего и не надо!» — уверял его старый знакомый, также подверженный этой пагубной страсти. Киряев согласился на лёгкий заработок, и это привело его к длительной изоляции от общества.

Конечно, денег просто так никто не обещал. Наркомафии требовался человек, который бы делал «закладки», то есть прятал дозы наркотических веществ для покупателей-потребителей. Дилер требовался именно в Реутове. При этом судьба предыдущего распространителя зелья не уточнялась. И неспроста — то же самое ожидало и следующего…

К тому моменту, как появилось предложение о работе, Киряев уже некоторое время был вынужден ночевать в подъездах. Регулярный приём наркотиков и хроническая нехватка денег привели к тому, что после нескольких случаев разоблачения его в кражах, домашние попросили Киряева дома больше не появляться. Поэтому после такого неожиданного и заманчивого выхода из создавшегося положения он особенно и не раздумывал. Ведь семь тысяч в день — очень удачный способ решить вечную проблему, где достать средства на очередную дозу. Правда, неизвестным ему благодетелям требовался дилер, сам не употребляющий наркотики. Однако приятель Киряева, узнавший по своим источникам о вакансии, вопрос решил, рекомендовав его именно таким соискателем. И ему поверили. Как это удалось, осталось тайной, так как вскоре после этого в состоянии сильного наркотического опьянения приятель ночью попал под машину.

Работодатель назвалась Оксаной. Как выяснилось позже, её телефон был зарегистрирован в одном из сопредельных государств. Сам процесс работы был незамысловат. По одному из мессенджеров Оксана сообщала, где находится партия наркотика, подлежащего распространению. Задача Киряева заключалась в том, чтобы разнести пакетики с наркотиками по городу, скрывая их в разных местах. Заходил он с этой целью и в соседнее Новокосино. После каждой сделанной закладки он тут же сообщал об этом Оксане, отправляя фотографию места и описание, где и что находится. По желанию заказчика некоторые пакетики он объединял в одну закладку. За ними позже приезжали страждущие, оплатившие свои заказы по одной из платёжных систем. Вознаграждение за день ему приходило на банковскую карту.

Киряев был очень доволен. Теперь у него не было вопросов, где взять деньги. Хватало на всё: на съёмную комнату, дорогую выпивку и на наркотики. Впрочем, порошок он даже наловчился подворовывать из подлежащего распространению товара. И он уже считал, что жизнь удалась, — прошёл почти год с момента устройства на работу, но всё закончилось в один из февральских дней.

…День начинался как обычно. Около двенадцати он получил сообщение от Оксаны. В этот раз пакет с партией наркотика находился в Москве, на улице Молостовых, 22. Недалеко, буквально через Московскую кольцевую автодорогу. С утра Киряева немного колбасило, и он позволил себе добраться на такси практически до нужного места. Расплатившись, Киряев пошёл искать пакет. Описание места было точным, и он не промахнулся: пакет, завёрнутый в ярко-оранжевый пластик, Киряев откопал из-под снега под старыми покосившимися воротами, которыми давно уже никто не пользовался, так как около них не было забора. Положив его в карман, Киряев побрёл к дороге, вызвал такси и доехал до дома. Там он раскрыл общий пакет и, как полагалось, подготовил товар к распространению. При этом один пакетик он приберёг для себя: Киряев знал, что ничем не рискует — иногда клиенты по той или иной причине не могли найти «закладку». Он был уверен: главное — не наглеть, тогда никто ничего не заметит.

Закончив дело, Киряев выпил почти стакан довольно дорогого коньяка — теперь он мог себе это позволить. И только после этого, взбодрившись, пошёл делать закладки. Он покинул квартиру около трёх. Каждый раз, спрятав дозу наркотика, он фотографировал место, отправляя подробное, но краткое сообщение, где то находится. К этому он подходил очень ответственно. Но около восьми вечера, когда уже стемнело, в одном из подъездов после очередной «закладки» Олег решил расслабиться. У него оставалось ещё несколько неспрятанных пакетиков, а в одном кармане была припрятана доза чисто для себя, её он и употребил.

Дальнейшая работа пошла медленнее — кроме алкогольного, на него нактывало и наркотическое опьянение. Ему было очень хорошо, он уже никуда не торопился. Время летело для него совершенно иначе.

…Около полуночи в районе реутовских бань проезжала машина патрульно-постовой службы. Внимание полицейских привлёк мужчина, который при их приближении ускорил шаг, а затем попытался перелезть через забор, но упал на тротуар. Это были явные попытки скрыться, и блюстители закона, покинув машину, отправились выяснять, отчего это гражданин не желает встречаться с полицией.

Так как свой паспорт Киряев не мог найти уже давно, в качестве удостоверения личности он носил при себе военный билет. Полицейский, потребовавший предъявить документы, заодно поинтересовался, нет ли у Олега веществ, запрещённых к обороту на территории России. На что тот честно признался: «Есть». При обыске, организованном в присутствии понятых, у него действительно были обнаружены ещё не разложенные по «закладкам» пакетики с наркотиком. На этом беспрепятственное пребывание Олега Киряева на свободе, собственно, и завершилось.

Во время следствия он ничего не скрывал, рассказывал всё, что помнил. А что не помнил, оперативники обнаружили на его мобильном телефоне, в том числе переписку, в которой были подробно указаны все места «закладок» вместе с фотографиями.

Наказание по статье Уголовного кодекса, касающейся незаконного сбыта наркотических средств, довольно суровое. Вот и Киряеву, даже с учётом всех смягчающих обстоятельств: полное признание вины, раскаяние и наличие у него гепатита С, — досталось по полной программе. Суд приговорил его к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Имена и некоторые обстоятельства дела изменены. Редакция благодарит прокуратуру Реутова за предоставленные материалы.