Сайт города Реутов

Меню

Жизнь ветерана

Жизнь ветерана Четверг, 14 ноября 2019 в 19:45

Жизнь в оккупации, труд в тылу, участие в боевых действиях – всё это пережил Александр Данилович Зеренков. О том, почему он отказался от брони и как получил ранения в берлинской операции, ветеран рассказал корреспонденту «Реута».

НА ЛИНИИ ФРОНТА

Война началась, когда Александру Даниловичу было 15 лет. Он жил в деревне Груздово, Калужской области. В октябре 41-го немцы оккупировали поселение. В январе 1942 года войска вермахта отогнали от деревни, но всего на 4 километра. Так поселение Александра Даниловича осталось практически на линии фронта.

Все кто мог работать – рыли окопы, чинили дороги, запасали дрова, сено. В зимние месяцы питались тем, что успели запасти: солёные огурцы, квашеная капуста. Пекли хлеб. Чтобы растопить печь использовали, всё, что было под рукой, на дрова разбирали даже сараи.

Несколько раз в неделю под вечер немцы бомбили деревню. Жители прятались в погребах или окопах. Спасти от прямого попадания бомбы такие убежища не могли, но они хотя бы защищали от разлетающихся осколков.

Опасность исходила не только от врага. Иногда и советские снаряды залетали в деревенские огороды. Это была жизнь между молотом и наковальней.

ТРУЖЕННИК ТЫЛА

Летом 42-го всех жителей деревни эвакуировали в Калугу. Оттуда молодых людей отправили в Омск на авиационный завод, который переехал из Подмосковья. Там их обучили изготавливать детали для оборудования. Стоять у станка, в прямом смысле слова, приходилось по 12 часов в сутки без выходных.

- Нас поселили в бараках по 30 человек. В магазинах можно было купить только хлеб. И то по карточкам, которые выдавали на местных производствах. Дневная норма на человека - 800 грамм, - вспоминал ветеран.

В октябре 1943 года Александру Даниловичу пришла повестка на фронт. Начальник цеха, где трудился ветеран, порвал её и велел продолжать работать. Во время войны у заводчан была бронь, освобождение от воинской обязанности.

Может показаться, что это был счастливый билет. Но юноша твёрдо решил пойти на передовую. Он пришёл в местный военкомат, и попросился добровольцем.

БЕРЛИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Новобранцев отправили под Красноярск в запасный полк. В мае 1944 года Александр проходил курс молодого бойца, когда в часть приехали офицеры добирать курсантов в военное училище связи.

Свой путь на войне ветеран начал с освобождения Польши. Задачей Александра Даниловича было прокладывать кабель на поле боя от штаба батальона, который был ближе к фронту, до штаба полка в тылу. Бывало, что мины и снаряды взрывались в нескольких метрах от связиста. Но ни раза не задевали его. Ветеран рассказывает, что не обращал особого внимания на взрывы. Жизнь под бомбёжками в родной деревне привила своеобразный иммунитет к страху.

Зеренков прошёл всю Польшу до Одера (река на границы с Германией). В это время союзные войска Англии и США вышли к Эльбе (река западнее Берлина). Теперь уже немецкие солдаты оказались между молотом и наковальней. Впереди Александра Даниловича ждало участие в одном из самых крупных наступлений Великой Отечественной войны.

16 апреля 1945 года началась Берлинская операция. В этот день солдата разбудили в 4 часа утра. Александр остался в резерве роты связи и ждал приказаний. Его помощь понадобилась в тот же день одному из батальонов, который был на передовой - у их связистов закончился кабель для наладки связи. Ветеран с товарищем, взяв 2 новые катушки, пошёл на помощь. После выполнения задачи идти назад не было смысла, их штаб тоже передвигался в направлении Берлина. Он зашёл в прихожую прифронтового домика, в котором уже обосновались несколько разведчиков и полковая кухня. Ветеран присел на лестницу, которая вела на чердак, и задремал.

- Вдруг над моей головой пролетает снаряд, врезается в стену и взрывается. Я даже не проснулся. Потерял много крови. Осколки попали в ноги, руки, голову. Обидно ли было, что Берлин брали без меня? Не знаю. Хотелось просто выжить, - рассказывал ветеран.

Так закончилась война для Александра Даниловича. 9 Мая он встретил в санитарном поезде по дороге в госпиталь на Кавказе. Вагон взорвался звонким «Ура», но до объятий дело не дошло. Многие солдаты лежали на койках после тяжёлых ранений.