Элитное сообщество жителей города Реутов

Меню

Что движет взрослыми учащимися музыкальной школы

Что движет взрослыми учащимися музыкальной школы Среда, 10 июля 2019 в 16:05

Оказывается, в реутовской детской музыкальной школе № 2 обучаются не только дети. Совсем недавно в ней вручили диплом об успешном окончании курса общеразвивающей образовательной программы по специальности «Виолончель» победителю городского конкурса «Педагог года-2019». О том, как и для чего учитель физики реутовской школы № 10 Юрий Уробушкин 4 года старательно погружался в нотную грамоту, сольфеджио, музыкальную литературу и осваивал свой любимый струнный инструмент, корреспондент «ПроРеутов» узнала от него самого.

Помимо Юрия Михайловича удалось пообщаться и с другими взрослыми воспитанниками детской музыкальной школы. Возможно, их опыт пригодится тем, кто считает, что на свой поезд общего музыкального образования они давно опоздали, — в Реутове получить диплом об окончании музыкальной школы можно и в 90 лет.

Сначала об условиях приёма. Подробно расписывать порядок набора учащихся в музыкальную школу не станем — соответствующая информация есть на сайте учреждения (www.dmsh2-reutov.mo.muzkult.ru). Скажем лишь, что, помимо основного потока детей школьного возраста, в котором юных музыкантов учат за счёт бюджетных средств муниципалитета и области, в школе есть и внебюджетники, обучающиеся за собственные деньги. Стоимость обучения в месяц для взрослых учеников на сегодняшний день вполне доступна — 4000 рублей по договору. Остальные нюансы всегда можно узнать на сайте учреждения или при личном визите в музыкальную школу. А теперь к самому интересному: к мотивам и мелодиям, которые подтолкнули наших героев учиться музыке позднее, чем это общепринято.

От желания к возможности

Юрий Уробушкин, учитель физики школы № 10, победитель муниципального конкурса «Педагог года — 2019»:

— Мне всегда нравился контрабас с его красивым низким звуком. Однажды я даже отправился на одноименный спектакль по произведению Патрика Зюскинда, в котором играет Константин Хабенский. Вот только сам контрабас — достаточно большой и тяжелый инструмент, поэтому таскать его на себе я морально был не готов. Помимо этого в своё время я увлекся творчеством финской группы «Апокалиптика», которая играет «метал» на виолончелях. Одним словом, 5 лет назад я подумал и решил осваивать именно виолончель: у неё средние размеры и она не такая визгливая, как скрипка. А дальше нужно было найти инструмент, на котором я буду учиться играть. Свою первую виолончель советского производства я купил у одного дедули за 11 тысяч рублей. Помню, когда я приехал, он минут пять открывал замок двери своей квартиры, его всего трясло — болезнь Паркинсона. Показывая мне инструмент, он присел и начал играть. Меня поразило, что дедушку в этот момент прекратило трясти, и руки его слушались. В общем, от него я уезжал уже со своей первой виолончелью, дома её, правда, пришлось немного подремонтировать. А дальше я нашёл свою первую преподавательницу — на тот момент студентку московской консерватории Анжелику Серышеву. С ней занимался с полгода, после ей стало тяжело ко мне приезжать, а я задумался над тем, что надо заниматься не с репетитором, а официально получать музыкальное образование в учреждении с поставленной системой обучения и дипломом.

Куда поступить, долго выбирать не пришлось: как-то в августе в Реутове на улице Победы проходил День открытых дверей студий, кружков, секций в учреждения нашего города. На этом мероприятии я увидел, что в музыкальной школе № 2 Реутова открыт набор на внебюджетное отделение по специальности «Виолончель». Я спросил, а со взрослыми занимаются? Мне ответили, что такая возможность есть, цена вопроса — 4000 рублей в месяц, с частным репетитором, кстати, у меня выходило гораздо дороже. Так я и стал учеником музыкальной школы № 2 Реутова на целых 4,5 года.

Трудности были — я постоянно занят в своей школе, но занятия по специальности, когда ты один на один с преподавателем и инструментом, старался не пропускать. С педагогом Серафимой Александровной Ульяновой, преподавателем виолончели и заведующей отделом оркестровых инструментов музыкальной школы № 2, мне очень повезло. Её ученики, разве что кроме меня, — настоящие звёзды: они побеждают на больших конкурсах, Думаю, с нами, со взрослыми, наставникам работать всё же сложнее, чем с обычными школьниками: мы не такие пластичные, как дети, и тут надо даже не учить, а переучивать. Это трудно, но я ни разу не слышал, чтобы Серафима Александровна хоть на кого-то повышала голос. Она — очень лояльный и терпеливый педагог, которому я благодарен за многое. С её помощью я осваивал не только инструмент, но и сольфеджио, а вот историю музыкальной культуры учил самостоятельно. В итоге я, как и положено, сдал в этом году все экзамены и получил  официальный диплом. Сейчас я играю уже не на той своей первой виолончели, а на другой, китайской, с очень ярким звуком и мощным басом. Умение это пока не хочу выносить на публику: пусть оно останется моим маленьким увлечением безотносительно работы и заработка. И ещё хочу сказать, что эти 4 года обучения в музыкальной школе позволили мне расширить свои горизонты, всегда интересно развиваться и пробовать себя в чём-то новом! Только взявшись, надо идти до конца, не отступать, иначе ничего не получится.

Юлия Фёдорова, главной своей работой считает воспитание дочери:

— Сейчас мне 41 год. Расскажу, как я стала ученицей по классу «Фортепиано» в этой музыкальной школе. Признаться, даже не подозревала, что у нас в городе есть такая возможность. О ней мне сообщил сосед, который раньше меня пришёл сюда учиться. После его рассказов я решила, что мне это тоже нужно и даже сформулировала шесть причин такой необходимости.

Во-первых, в детстве я уже занималась музыкой с частным преподавателем, но потом эти уроки забросила. Сейчас хочу реализовать то, что когда-то не завершила. Вторая причина в том, что моя дочка тоже занимается музыкой. Мне захотелось показать ей на личном примере, что такое дисциплина, и иметь со своим ребёнком больше общих тем для общения. Ещё один момент: раньше я работала музыкальным журналистом, многое знала о музыкантах и музыке в теории, а теперь захотела изучить эту тему изнутри, на практике. Ещё одна причина: игра на музыкальном инструменте развивает мелкую моторику, координацию движений, пластичность, активизирует оба полушария мозга и влияет на всё тело. Правда, чтобы почувствовать это, заниматься надо честно, по-настоящему. Учусь в музыкальной школе с декабря 2018 года, успела за этот срок пройти программу за первое и за второе полугодие и могу вам сказать, что уже почувствовала, как занятия музыкой во многом мне помогают. У меня в разы выросла креативность, например. Есть и ещё одна причина, почему я решила учиться в музыкальной школе: музыка — это метаязык, который проникает всюду, учит смотреть на привычные вещи под другим углом. Ну, и наконец, диплом об окончании музыкальной школы открывает дополнительные возможности для самореализации и творчества.

Александр Потапов, техник светового и музыкального оборудования в Деловом комплексе «Мир»:

— Я занимаюсь в музыкальной школе первый год. Однажды мне так понравилась мелодия из одного кинофильма, что захотелось сыграть её самому. Начал подбирать и слушать другие красивые треки того же композитора, пытался наигрывать их в приложении на планшете одним пальцем, а потом мне на день рождения подарили цифровое пианино. Первый год я учился играть на нём самостоятельно, но понял, что по самоучителям, без преподавателя, это сделать сложно. Именно поэтому прошлым летом я решил заглянуть в музыкальную школу. Первая из них была закрыта, а во второй я застал заместителя директора Александра Беспалова. Он всё узнал и записал меня в список тех, кто хочет учиться на внебюджетном отделении. Так всё и началось. А дальше на первом занятии по специальности мы заговорили с педагогом о том, в чём многие произведения современной попсы уступают классическим. Первые зачастую играются повторяющимися аккордами, а вторые можно научиться играть только по нотам. Наверное, поэтому к классике хочется возвращаться вновь и вновь, а современные мелодии очень быстро надоедают. Я всё больше сейчас слушаю именно классику и заметил, что после этого мне хочется созидать, делать что-то хорошее. Это и в работе помогает — ремонтировать оборудование в наушниках под хорошую музыку гораздо лучше.

Наши герои откровенно рассказали ещё много интересного о музыке, учёбе и о себе. Удалось узнать и мнения преподавателей о способностях и перспективах их взрослых учеников. Продолжение читайте в следующем номере.